Продукты прайм
  • ПРАЙМ-Бизнес
    Главная новостная лента агентства ПРАЙМ. Все значимые экономические новости в режиме реального времени.
  • Отраслевые ленты
    Специализированные ленты новостей по золотодобывающей отрасли, металлургии, транспорту и сельскому хозяйству.
  • Бюллетени
    Периодические издания о страховом рынке, металлах, платежных картах и не только.
  • Издания Банка России
    Агентство ПРАЙМ является издателем и распространителем «Вестника Банка России» и «Статистического бюллетеня Банка России».
  • Ленты DowJones
    Круглосуточные переводные ленты новостей по международному валютному, фондовому и товарно-сырьевому рынкам.
  • PRIME IN ENGLISH
    Новостные ленты, периодические издания и бюллетени для англоязычных пользователей.
  • Подписка
    Подписка на информационные продукты и услуги агентства ПРАЙМ.
  • ПРАЙМ Золото
    Информационно-аналитический интернет-ресурс для профессионалов золотодобывающей отрасли.
  • Размещение рекламы
    Широкие возможности по размещению рекламы на ресурсах агентства ПРАЙМ.
  • Доступ к PR Newswire
    Публикация пресс-релизов через крупнейшую международную сеть PR Newswire.
  • Интернет-магазин
    В интернет-магазине ПРАЙМ можно подписаться на новостные потоки и получить доступ к котировальной информации.
  • Справки Creditreform
    Проверка надежности зарубежных бизнес-партнеров.

Саймон Фасдал, Saxo Bank: Инвесторы готовы платить за геополитические риски

Интервью
  • Саймон Фасдал, Saxo Bank

МОСКВА, 2 апр- ПРАЙМ, Илья Нестеров. Благоприятная макроэкономическая обстановка и высокая доходность делают российский долговой рынок привлекательным для глобальных инвесторов, однако в качестве фактора риска, хоть и не критического, остается геополитическая ситуация, усугубившаяся на фоне обострения отношений Москвы и Лондона. Тем не менее, вероятность развития очень жестких мер применительно к финансовому сектору РФ оценивается как низкая: финансовые рынки мира настолько взаимосвязаны, что нельзя "наказать" какое-то конкретное государство так, чтобы не пострадали другие страны, рассказал в интервью агентству "Прайм" глава отдела по торговле ценными бумагами с фиксированной доходностью Saxo Bank Саймон Фасдал.

- В целом, как вы смотрите на публичный рынок долга РФ – что привлекает, что наоборот не нравится вам как глобальному аналитику?

- Самым привлекательным фактором является макроэкономическая ситуация. Мы видим рост российской экономики, высокие цены на нефть. Вообще есть общее ощущение стабильности национальной валюты РФ. CDS спреды, доходность бумаг, стабильная инфляция  – по всем этим параметрам долговой рынок должен чувствовать себя хорошо. Иными словами, все внутренние факторы говорят о том, что российский долг – это хороший класс активов.

Что касается негативных моментов для рынка. Во-первых, это глобальный рост доходности. ФРС США 21 марта повысила ключевую ставку, и ожидается целый цикл повышения ставки – как минимум три раза в этом году, они также пытаются повысить прогноз на 2019-2020 года. Но пока в плане доходности я не вижу сильных движений. Однако, и у ФРС нет хрустального шара, поэтому они тоже гадают, когда завершить повышение ставок.

Меня больше всего беспокоит, что рынок не понимает, что в результате действий ФРС может возникнуть гэп между двухлетними и десятилетними бумагами, и здесь мы можем увидеть волатильность, так как дальний конец кривой доходности может начать подниматься.

Инвесторы видят ключевую отметку доходности для американских казначейских десятилетних бумаг на уровне 3%. Вспомним 2013 год, когда были глобальные распродажи и мы видели 3-процентную доходность по десятилетним бумагам. Я думаю, что опасаться роста доходности по десятилеткам до 3% в настоящее время не стоит, потому что есть ряд положительных глобальных факторов, но при всем при этом объем долговой нагрузки в мире говорит о том, что стоит ждать большую волатильность на рынке.

В этом контексте я был бы более осторожен по всем классам бондов, включая российский долг, несмотря на ряд положительных внутренних факторов.

- Вопрос доверия - сохраняют ли инвесторы доверие к российским заемщикам?

- В качестве фактора риска остается геополитическая ситуация, но она более-менее управляема. Я не считаю это мегафактором, но он сопровождается соответствующей «премией», поэтому инвесторы готовы платить за риск. На месте инвестора я бы скорее пошел на политический риск, чем на какой-либо другой риск, связанный с кредитной составляющей, экономикой или перекредитованностью, которую мы видим по ряду стран.

- Нельзя обойти стороной обострение отношений России с ЕС и США. Какими вы видите последствия данной ситуации для РФ?

- Есть несколько потенциальных вариантов влияния ситуации именно на финансовый и банковский сектор. Да, мы должны опасаться этого, и мы знаем из опыта, что санкции и другие инструменты могут быть использованы. Я учитываю этот момент, но я не заостряю на нем внимание и не считаю его критическим фактором.

- То есть, геополитика не имеет сильного влияния на инвестиционные стратегии банков?

- Да, так и есть. Как и многие другие коллеги-аналитики, не только в нашем банке, но в других европейских кредитных организациях, я не считаю, что на данный момент существует высокая вероятность развития очень жестких мер, применительно к финансовому сектору: запрет на продажу бондов или что-то еще. Конечно, вероятность такая есть, но она небольшая.

- Риск введения ограничений на госдолг РФ со стороны США сохраняется или же он полностью снят?

- Я не думаю, что риск полностью снят. Даже если этот риск будет реализован, все имеет свою цену. Что хорошо, когда есть рынок – инвесторы постоянно себя спрашивают: это настолько дешево, как можно это не купить по таким ценам? Но финансовым рынкам очень тяжело развиваться под санкциями. 

- Что ограничивает привлекательность российских долговых инструментов в сравнении с другими развивающимися странами? 

- Большим плюсом для российского рынка стало бы отсутствие геополитического фактора, санкций и других рисковых факторов, связанных с этим. И, конечно, было бы полезно, если бы система продолжала быть открытой и интегрированной в глобальную.

- В целом, какие глобальные и внутренние риски способны повлиять на российский долговой рынок в 2018 году?

- Риск номер один – это инфляция. Буквально несколько лет назад все задавались вопросом, где же инфляция, теперь же она начинает себя проявлять. Для долгового рынка показатель инфляции является очень важным. Здесь даже не вопрос в ФРС, которая также гадает, пытается понять, в какую сторону пойти. Они тоже, что называется, "сидят на заборе" и следят, что же произойдет. Они также смотрят на инфляцию, как и остальные страны.

Но если инфляция действительно будет более серьезной в США, Европе и на других рынках, то волатильность будет выше на долговых и фондовых рынках. Я не говорю, что это плохо в долгосрочной перспективе, но тот факт, что волатильность будет выше, это однозначно. Рынок долга, который сформировался к настоящему моменту, рос на очень низкой инфляции за последние 5-10 лет.

- Два года назад вы говорили, что если бы собирали глобальный портфель облигаций, то 10% направили бы на покупку российских бумаг. Если бы сейчас вы собирали такой портфель, сколько бы досталось России и почему?

- Сейчас могу сказать, что надо было отдать 50%, так как рынок показал очень хорошие результаты - я тогда консервативно подошел к вопросу. Два года назад мы очень положительно смотрели на основные крупные развивающиеся рынки и даже шли слегка против консенсуса. 

Российские активы продемонстрировали более чем положительную динамику, так что в этом смысле мы угадали. Но сейчас, если бы мы повторили эксперимент, нужно учитывать три вопроса. Во-первых, это высокая доходность и инфляция. Во-вторых, геополитика. В-третьих, спреды в настоящее время достаточно узкие, апсайд доходностей есть, но он ограничен. По ряду классов можем увидеть серьезную волатильность и даже отрицательную динамику.

В этой связи, на этот раз я бы отдал российским облигациям 5%.

- Что в настоящее время для вас представляется предпочтительнее – инвестирование во внешний долларовый или внутренний рублевый долг РФ?

- Рублевые бонды достаточно привлекательные, но, я думаю, в этом сыграло свою роль ослабление доллара. 

Многое упирается в личные предпочтения инвесторов. Рубль может и дальше оставаться стабильным, но при всем этом российская валюта будет находиться под давлением геополитических рисков, в случае введения в будущем новых санкций.

В этом контексте я бы разбил портфель. Но по консенсусу рублевые инвестиции более предпочтительны. На текущий момент чуть большую долю я бы отдал вложениям именно в рублевые инструменты с учетом развития экономики и цен на нефть.

- Минфин РФ недавно в рамках обмена разместил евробонды на 4 миллиарда  долларов. Вы бы рекомендовали участвовать в размещении клиентам?

- Мы стараемся не давать таких рекомендаций напрямую. У нас остаются определенные темы, где мы обращаем внимание не только конкретно на эти бумаги, но и на другие российские бонды.

Несмотря на то что динамика и так была очень хорошей, мы продолжаем с осторожностью рекомендовать в наших еженедельных и ежемесячных рассылках инвестиции в бумаги РФ.

Главный фактор привлекательности – ставки доходности, которые все еще низкие в европейском регионе. На фоне этой низкой доходности российские облигации выглядят очень привлекательно. Естественно, инвесторы ищут более привлекательные объекты для инвестирования капитала.

- Минфин готовится разместить бонды еще на 3 миллиарда долларов, не исключая размещения в евро. Как вы считаете, целесообразно ли в текущих условиях Минфину занимать на внешнем рынке в евро? 

- Если стоит такой выбор, то эмитенту нужно провести серьезную, глубокую аналитику, посмотреть пул инвесторов, которым привлекательнее займы в евро, нежели в долларах. Можно рассмотреть возможность размещения одновременно и в долларах, и евро.

Может быть, действительно имеет смысл провести такую аналитику и выпустить бумаги в евро, если есть такая возможность, но только при условии, что эмитент точно знает пул инвесторов.

- То есть, вы не видите никаких рисков в выпуске бондов в евро?

- При правильной предварительной аналитике, если эмитент будет знать рынок, это возможно. Я уверен, что будут банки, которые смогут проконсультировать эмитента и обеспечить удачное и хорошее размещение.

- Доля российских ОФЗ в собственности иностранных инвесторов в настоящее время составляет около 34%. Как вы считаете, не является ли опасной для государства РФ такая высокая доля внутреннего долга в руках иностранцев?

- На самом деле, это хорошо. Не вижу в этом никакой угрозы. Когда процент иностранных инвестиций в долге высокий, это нивелирует фактор возможных новых санкций и других подобных острых углов, ведь введение санкций ударяет не только по России, но и по тем иностранным инвесторам, которые держат долг страны.

В настоящее время финансовые рынки мира настолько взаимосвязаны и слиты в одну систему, что очень тяжело изолировать какую-то одну страну из всего глобального рынка и при этом не повлиять на другие страны.

Взять и "наказать" какой-то конкретный долговой рынок практически невозможно, потому что от этого обязательно пострадают другие рынки.

Поэтому я не вижу серьезного риска в сложившейся ситуации. Если будет серьезная паника и волатильность, то да, но все равно рынок может двояко отреагировать. Если кто-то и начнет продавать бумаги на обострении геополитической ситуации, обязательно найдутся рынки и страны, которые по другим причинам в то же самое время будут покупать.

- Какими вы видите последствия коррекции на фондовых рынках США для России?

- Хорошая новость в том, что глобальная экономика улучшается, и мы вошли в 2018 год на неплохом уровне роста и с позитивными прогнозами, включая Россию.

Последние четыре-пять лет QE со стороны центральных банков  было одним из стимулов для рынков. Теперь США вообще QE не использует, повышая ставки, Европа на очереди – мы увидим сворачивание  программы количественного смягчения ЕЦБ.

В этом смысле может быть интересная ситуация на рынке, когда стимулы убрали и рынку необходимо найти собственный стимул. Когда QE не будет, вернется волатильность.

В экономике США и других стран мы увидим хороший, плавный подъем. Это приведет к росту рынка акций, но надо быть осторожными и смотреть, насколько долго этот качественный рост может продолжиться. Естественно, будут понижения, месяцы с отрицательной динамикой, как мы видели в январе, потому что будут еще сомнения у участников рынка относительно развития глобальной экономики, но в целом рост в этом году будет хорошим.

- Насколько критичным в текущей геополитической обстановке было для России возвращение рейтинга на инвестиционный уровень после решения S&P? Закладывали ли вы повышение рейтинга РФ в свои стратегии?

- Я считаю, что это очень важный фактор. Он свидетельствует о том, что Россия достаточно успешно справилась с санкционным режимом, низкой ценой на нефть, слабым рублем – со всем, что мы пережили в 2015-2016 годах.

Сейчас практически по всем факторам есть стабильность. Рост пока низкий, как и во многих других странах, но в ближайшие годы мы увидим его увеличение. Конечно, не стоит ожидать роста ВВП на 5-6%. Экономика РФ стала более зрелой. Как и во многих других странах мы будем ожидать более низкие темпы роста, но это будет реальный рост. То есть, все факторы положительные. S&P, принимая решение повысить рейтинг, это учло. Когда мы смотрим на экономику РФ, мы не видим "трясущихся рук", это факт. То есть, решение S&P стало абсолютно закономерным.

- Что может стать триггером для сокращения интереса нерезидентов к российскому риску?

- Главным здесь является геополитический фактор. Было бы позитивно для финансового рынка, если бы эта ситуация разрешилась мягко. Продолжительное геополитическое напряжение, неопределенность с возможными санкциями – все это является отрицательными факторами. Политика может вызывать распродажи акций и облигаций, поэтому это триггер номер один.

Другим фактором является страх комбинации роста доходности и укрепления доллара. Ослабление американской валюты очень сильно помогло ряду рынков. Если же мы увидим рост ставок и укрепление доллара, то тут ФРС может занять более жесткую позицию. В этой ситуации могут быть неприятные последствия.

- Два года назад мы с вами обсуждали планы России по размещению ОФЗ в юанях, но они так и не были реализованы. Как вы думаете, с чем это связано?

- Я не знаю причин, но поскольку я сейчас глубже погружен в китайский долговой рынок, я могу предположить, что на тот момент рынок просто был недостаточно зрелым. С тех пор он очень сильно развился.

Китайский рынок тоже пытается глобализироваться. Запущен проект Bond Connect, в рамках которого иностранные инвесторы могут инвестировать в китайские бонды, номинированные в национальной валюте. Мы этим тоже занимаемся, наши клиенты могут свободно покупать облигации на китайском рынке. 

Теперь китайский рынок и более зрелый, и более привлекательный, в том числе для потенциального размещения бумаг РФ, которое может быть более интересным.

Хороший пример выхода на китайский рынок суверенного заемщика был бы для России очень полезен. Но за последнее время таких крупных примеров не было. Вопрос в зрелости и структуре рынка.

Интервью

Весь сюжет
ПРАВИЛА ЦИТИРОВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ